Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Восстановление пароля
   



Новые книги

Сланцевая Америка. Энергетическая политика США и освоение нетрадиционных нефтегазовых ресурсов
В книге описаны и проанализированы перемены, происходящие в энергетике США в результате того, что получило название «сланцевой революции», дана оценка их воздействия на глобальные рынки.

Автор:  Николай Иванов

другие книги




Серу не предлагать: Европа не заинтересована в долгосрочных поставках высокосернистой нефти из России

16.06.2015

Полный текст статьи, опубликованной 16 июня 2015 г. в Нефтегазовом приложении к газете «Коммерсант»

Вместе с сырой нефтью российские нефтяные компании ежегодно отправляют за рубеж по экспортным трубопроводам миллионы тонн сернистых соединений, содержание которых в смеси Urals составляет около 1,35%. Правда, потребители сырья не очень рады такому «довеску», так как в процессе переработки серу приходится удалять, что требует от перерабатывающих предприятий дополнительных затрат. Отсюда правило: чем выше содержание серы в нефти, тем, как правило, больше размер скидок по отношению к маркерным сортам.

Поддерживать постоянную долю серы в экспортной смеси «Транснефти» становится все сложнее, так как объем добычи высокосернистой нефти (с содержанием серы выше 1,8%) в России постепенно растет. Если в 2014 году «Транснефть» приняла в трубопроводную систему 81,1 млн тонн такой нефти, то в 2015 году прогнозируемый объем составит почти 85 млн тонн. В системе «Транснефти» сырье с повышенным содержанием серы смешивается с более качественной нефтью, поступающей из Западной Сибири, и отправляется на экспорт.

Отметим, что в статистике Еврокомиссии нефть, импортируемая из России, уже разделяется на две группы – Urals и «другие смеси». Ко второй группе относятся, в основном, партии с превышением порога в 1,3%. Так, по трубопроводу «Дружба», по данным агентства Argus, экспортируется преимущественно нефть с содержанием серы выше 1,5%. Зато по некоторым другим направлениям поставляется более качественная нефть: например, по ВСТО прокачивается сорт ESPO с содержанием серы менее 0,5%.

Чтобы сохранить стандартный уровень серы в российской экспортной смеси, есть несколько способов. Наиболее радикальный из них предлагает «Транснефть»: выделить для нефти с содержанием серы выше 2,3% отдельное направление экспорта через балтийский порт Усть-Луга, что позволит снизить содержание серы на остальных направлениях транспортировки и получить за счет этого дополнительный доход.

Производители высокосернистого сырья – нефтяники Татарстана, Башкортостана, Удмуртии, Коми, Самарской, Пермской областей – озабочены тем, что скидка на их продукцию может достигнуть такой величины, что значительную часть промыслов придется закрыть из-за нерентабельности добычи, со всеми вытекающими экономическими и социальными последствиями.

Будет ли рынок?

«Транснефть» заверяет, что проблем со сбытом высокосернистой нефти не предвидится. Николай Токарев, глава компании, в июне заявил в интервью ТАСС, что многие европейские заводы «были ориентированы на нашу нефть и высокую серу», и что «сомнений в том, что рынок у этой нефти будет, никаких нет». Данные Еврокомиссии, по крайней мере, в настоящее время, подтверждают этот вывод: импорт нефти с содержанием серы более 1,97% составил в 2014 году солидный объем - 73 млн тонн, или около 14% всего объема нефтяного импорта стран ЕС. Причем большая часть поставок (41 млн тонн) пришлась на нефть с содержанием серы более 2,26%.

Сейчас этот сегмент европейского рынка заполняют преимущественно производители стран Ближнего Востока и Латинской Америки. Если на Балтийском море появится специализированный порт для высокосернистой нефти, то наши экспортеры смогут эффективно конкурировать с нынешними поставщиками за счет короткого транспортного плеча, что позволит им занять часть рыночной ниши. Таким образом, российские нефтяники сохранят за собой сегмент рынка нефти с содержанием серы от 1,35 до 1,96% (который сегодня в основном и заполняют), а кроме этого, расширят сбыт в сегменте нефти с содержанием серы выше 2,26%.

Рис. 1. Сегментация рынка импорта сырой нефти странами ЕС в 2014 г. по содержанию серы, %

Источник: RusEnergy по данным Еврокомиссии

Казалось бы, выгода налицо, но дьявол, как всегда, кроется в деталях. Анализ статистики Еврокомиссии показывает, что европейские потребители охотно покупают высокосернистую нефть, но требуют при этом весьма значительных скидок. Если в сегменте от 1,97% до 2,25% содержания серы средняя скидка к среднеевропейской цене импортной нефти составляет приемлемые $9,1 за тонну, то в сегменте содержания серы выше 2,26% она стремительно растет и достигает $52,7 за тонну. А это очень много. Если для арабских компаний с их низкой себестоимостью добычи такие цены приемлемы, то для российских могут оказаться критическими.

Рис. 2. Величина среднего дисконта цены высокосернистой нефти к среднеевропейской импортной цене в зависимости от содержания серы, 2014 г., долл. за тонну.

Источник: RusEnergy по данным Еврокомиссии

Ненужная переработка

Есть и еще один фактор, который необходимо принять во внимание при решении вопроса о выделении экспортного потока высокосернистой нефти в направлении Усть-Луги: долгосрочные тенденции на европейском нефтяном рынке. Политика ЕС нацелена на поощрение потребления дизтоплива, что крайне осложняет жизнь европейских переработчиков: им приходится пристраивать «лишний» бензин, который неизбежно образуется в процессе перегонки и не находит сбыта в Европе. Если до недавних пор европейский бензин уходил в США (до 22 млн тонн в год), то сейчас, в связи с ростом добычи сланцевой нефти, и этот рынок для него закрывается.

В сложившихся противоречивых условиях (которые в мировом прогнозе OPEC за 2014 год названы «кошмаром нефтепереработчика») европейские компании вынуждены закрывать НПЗ. Так, в период с 2008 по 2012 гг. включительно были выведены из эксплуатации 16 европейских НПЗ. Франция потеряла 25% мощностей переработки, Германия, Великобритания и Италия – 11%, 11% и 8% соответственно. И эта тенденция продолжится. В феврале 2015 года Патрик де Ла Шевардье (Patrick de La Chevardiere), главный финансовый директор французской Total, заявил, что в европейской нефтепереработке должны быть сокращены дополнительно около 10% мощностей.

Не удивительно, что импорт нефти странами ЕС неуклонно снижается (в период с 2005 по 2014 гг. на 13%) и будет сокращаться и в дальнейшем. Дефицит дизтоплива Евросоюз предпочитает покрывать за счет импорта нефтепродуктов и повышения эффективности их потребления, а не за счет поддержки местной переработки. А на перспективу и вовсе делает ставку на электромобили и возобновляемые источники энергии, постепенно отказываясь от ископаемых видов топлива.

Как результат, Международное энергетическое агентство ожидает сокращения спроса на сырую нефть в ЕС в 2020 году на 4% по сравнению с 2014 годом и предполагает, что повышение энергоэффективности и ужесточение экологического законодательства могут привести к дальнейшему снижению этого показателя. OPEC в ежегодном Мировом нефтяном прогнозе (World Oil Outlook) за 2014 год прогнозирует значительное снижение импорта нефти странами ЕС с 10,2 млн барр. в сутки (мбс) в 2013 году до 7,9 мбс в 2040 году, или на 23%.

Рис. 3. Прогноз импорта сырой нефти в Европу по регионам, 2013-2040 гг., млн барр. в сутки

Источник: OPEC World Oil Outlook 2014

Сохранить корзину

Наиболее быстрыми темпами будет сокращаться потребление европейским рынком именно высокосернистой нефти. Причина проста: страны ЕС и Норвегия (не входящая в ЕС) производят преимущественно качественную низкосернистую нефть, однако объемы ее добычи быстро сокращаются из-за истощения месторождений Северного моря. Чтобы поддержать стабильное качество смеси, направляемой на европейские НПЗ, компаниям приходится импортировать больше качественной нефти и отказываться от закупки сырья с высоким содержанием серы.

В рамках этой тенденции, Европа в перспективе будет снижать импорт нефти из стран Персидского залива, поставляющих преимущественно высокосернистую нефть, а также России. Это признают аналитики OPEC, предсказывающие, что импорт в Европу ближневосточной нефти сократится с 3,2 мбс в 2013 году до 0,9 мбс в 2030 году, или на 72%, и сохранится на этом уровне в течение следующего десятилетия. Импорт нефти из России и Каспийского региона снизится, по их мнению, с 4,9 мбс в 2015 году до 3,1 мбс в 2040 году, или на 37%.

Рис. 4. Прогноз импорта нефти в Европу из России/Каспийского региона и Ближнего Востока, млн барр. в сутки.

Источник: RusEnergy по данным OPEC WOO 2014

Получается, что в Европе спрос на высокосернистую нефть будет быстро снижаться, причем темпами, опережающими снижение спроса на нефть в целом. Высокосернистая нефть, направляемая из России в Европу через порт Усть-Луга, будет испытывать весьма жесткую конкуренцию со стороны таких производителей, как Ирак, быстро наращивающий добычу и экспорт, Саудовская Аравия, располагающая крупными резервными производственными мощностями, а возможно, и Иран, который ожидает снятия санкций со стороны стран Запада. Все эти страны производят нефть с содержанием серы, в основном, выше 1,97%.

Конкурировать с Усть-Лугой за европейский рынок будут и страны Латинской Америки, которые готовятся к дальнейшему сокращению импорта нефти со стороны США ввиду развития сланцевой добычи, и переориентируют потоки высокосернистой нефти в Европу и другие регионы. Еще одним конкурентом российской высокосернистой нефти может выступить высокосернистый мазут, в том числе российский, который европейские НПЗ используют в качестве альтернативного сырья, пользуясь низкими ценами на него.

Мимо Азии

Любопытно, что страны Азии проводят политику, диаметрально противоположную европейской, а именно – поощряют создание мощностей для переработки высокосернистой нефти в расчете на реализацию готовой продукции, в том числе на европейском рынке. В странах Ближнего Востока, Индии, Китае, Южной Корее строятся или модернизируются заводы, рассчитанные на производство низкосернистого дизельного топлива и сбыт его в странах ЕС.

Однако экспортное окно для высокосернистой нефти в Усть-Луге фактически отрежет российских производителей от азиатских рынков, предлагая поставлять сырье на сжимающийся высококонкурентный европейский рынок, скидки на котором за содержание серы будут с течением лет неуклонно нарастать. Обеспокоенность нефтяников Поволжья и других российских регионов можно понять: цены на нефть и так находятся на невысоком уровне, но необходимость продавать сырье со значительной скидкой может добить старейшие нефтяные промыслы.

Особенно критичной может оказаться ситуация, если Евросоюз ужесточит санкции против России и ограничит импорт российской нефти. В этом случае остальные российские нефтяные компании смогут поддерживать свою бюджет, отправляя нефть на экспорт в азиатские страны по ВСТО или через Новороссийск и далее танкерами – через Суэцкий канал. Но производители высокосернистой нефти будут лишены такой возможности: отправлять такое сырье танкерами грузоподъемностью до 120 тыс. тонн из Усть-Луги в Азию коммерчески невыгодно.

В связи с этим авторам проекта выделенного направления экспорта высокосернистой нефти через Усть-Лугу следовало бы еще раз внимательно проанализировать долгосрочные риски такой инициативы. Не исключено, что негативные последствия, в том числе социальные, могут перевесить сиюминутные коммерческие выгоды от перенаправления потока высокосернистой нефти на Усть-Лугу.

Тем более, что у Усть-Луги есть и альтернативы. По оценке заместителя министра энергетики РФ Кирилла Молодцова, высказанной в марте, до 2020 года «существенного ухудшения ситуации по сере не будет», если использовать имеющиеся резервы в экспортных мощностях. Помочь решению проблемы может и увеличение переработки высокосернистой нефти в регионах ее добычи, а также введение ограничений для первичной переработки качественной низкосернистой нефти на НПЗ с низкой глубиной переработки, в просторечье именуемых «самоварами».

В качестве одного из вариантов, возможно, следовало бы дополнительно изучить вопрос о том, как скажется на цене нефти, поставляемой в направлении Козьмино, умеренное увеличение содержания серы, с учетом меньшей чувствительности цены нефти на азиатском рынке к этому показателю по сравнению с Европой. При этом необходимо принимать в расчет не только состояние рынков, сложившееся в настоящее время, но и долгосрочную перспективу их развития.

Юрий Когтев, RusEnergy







Вернуться в раздел

 




Избранное
"Будучи президентом компании «Росшельф», я настоял на том, что разрабатывать Штокмановское газоконденсатное месторождение должны мы, а не западные компании. Пусть это вначале обошлось дороже, но мы создали тысячи рабочих мест. Подняли и «Севмаш», в цехе которого мог бы поместиться храм Христа Спасителя".

Евгений Велихов, академик, о разработке Штокмановского месторождения (проект "Газпрома", Total и Statoil был заморожен в 2012 г., так и не начавшись).


Архив избранного









Диверсификация по-якутски: президент Якутии Егор Борисов о перспективах нефтегазовой отрасли в республике

Владимир Фейгин: глобальные сдвиги: как успеть за меняющимся газовым рынком

Всеволод Черепанов:
«Газпром» не теряет
надежды на крупные открытия