Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Восстановление пароля
   



Новые книги

Сланцевая Америка. Энергетическая политика США и освоение нетрадиционных нефтегазовых ресурсов
В книге описаны и проанализированы перемены, происходящие в энергетике США в результате того, что получило название «сланцевой революции», дана оценка их воздействия на глобальные рынки.

Автор:  Николай Иванов

другие книги




Китайская альтернатива: готовность компаний КНР поддерживать российский нефтегаз не следует переоценивать

18.11.2015

Полный текст статьи, опубликованной 18 ноября 2015 г. в газете «Коммерсант»

В условиях низких цен на нефть и введения западных санкций российские госкомпании склонны рассматривать страны Азии как замещающий источник поддержки нефтегазовой отрасли, развитие которой в последние годы во многом опиралось на зарубежный технологический и финансовый потенциал. Наибольшие надежды связываются с Китаем, накопившим огромные финансовые резервы и технологический задел в сфере производства нефтегазового оборудования и предоставления сервисных услуг.

Казалось бы, Россия и Китай, в результате введения санкций, получили исключительный шанс, чтобы реализовать модель взаимовыгодного и взаимодополняющего сотрудничества. Однако с момента введения секторальных санкций прошло более года, но ожидавшегося прорыва в отношениях двух стран в нефтегазовой сфере пока не произошло. Государственные компании КНР не спешат входить в российские проекты импортозамещения в качестве акционеров. Не сбываются и прогнозы получения из КНР финансирования и высоких технологий для нужд отечественных производителей.

Более того, под вопросом может оказаться даже казавшийся бесспорным тезис о готовности китайского рынка импортировать постоянно растущие объемы углеводородов. По данным издания Petroleum Economist, в течение последних месяцев китайские национальные компании «отчаянно пытаются изменить ранее заключенные соглашения о поставках СПГ», ссылаясь на резкое снижение темпов роста спроса на продукт на внутреннем рынке. Наметившаяся волатильность в китайской экономике не дает поводов для излишнего оптимизма.

Помогли «Роснефти»

В связи с этим любопытно проанализировать сделки, заключенные компаниями РФ и КНР, чтобы попытаться понять, какие из них имеют шансы на реализацию, а какие могут так и не выйти из стадии переговоров. Начиная с 2006 г. российские госкомпании (в основном, «Роснефть») заключили не менее 10 соглашений и протоколов о намерениях с китайскими коллегами по реализации совместных проектов (см. Таблицу 1), не считая соглашений о долгосрочной поставке нефти и газа.

Таблица 1. Совместные проекты российских компаний с партнерами из КНР в нефтегазовой отрасли (без учета соглашений о поставках углеводородов)

Проект

Российская компания

Иностранная компания

Заключение соглашения или протокола

Статус переговоров

Статус проекта

Удмуртнефть

Роснефть

Sinopec

2006

(договор)

Действующий

Добыча 6,5 млн т нефти в год

Восток Энерджи

Роснефть

CNPC

2006

(договор)

Действующий

Бурение поисковых скважин

Венинский блок

Роснефть

Sinopec

2007

(договор)

Действующий

Получена лицензия на Северо-Венинское месторождение

Участки на Арктическом шельфе

Роснефть

CNPC

2013

(протокол)

В стадии переговоров

Подготовка к геологическому изучению

Среднеботуобинское

Роснефть

CNPC

2013

(протокол)

Переговоры приостановлены

Роснефть и BP ведут подготовку к освоению

Ванкор

Роснефть

CNPC

2014

(рамочное соглашение)

Переговоры приостановлены

Добыча 25 млн т нефти в год; подготовка к освоению спутников

Ямал СПГ

НОВАТЭК

CNPC

2014

(договор о продаже доли)

Действующий

Освоение месторождения, строительство завода СПГ

Ямал СПГ

НОВАТЭК

Китайский фонд Шелкового пути

2015 (меморандум о продаже доли)

В стадии переговоров

Освоение месторождения, строительство завода СПГ

Участки Газпрома на шельфе

Газпром

CNOOC

2014 (конфиденциальное соглашение)

В стадии переговоров

Подготовка к освоению

Восточная нефтехимическая компания (г. Тяньцзинь)

Роснефть

CNPC

2006

(договор)

Действующий

В 2014 г. стороны одобрили ТЭО проекта

Восточный нефтехимический комбинат

Роснефть

ChemChina

2015 (меморандум)

В стадии переговоров

Подготовка к реализации

Амурский НПЗ

Туймаада-нефть

Мэн Лань Син Хэ

2012 (предложение о покупке контрольной доли)

Проект приостановлен

Подготовка предТЭО

Источник: RusEnergy

Из указанных проектов успешно реализуемым можно признать лишь совместную эксплуатацию месторождений «Удмуртнефти». Напомним, что в июне 2006 г. ТНК-BP приняла решение о продаже своего дочернего подразделения, ведущего добычу в Удмуртии. «Роснефть» была заинтересована в предприятии, но не располагала нужной для этого суммой денег.

В то время китайские партнеры не могли твердо рассчитывать на покупку крупной, тем более контролирующей доли в российской добывающей компании. Но Sinopec накануне тендера предоставила «Роснефти» опцион на выкуп 51% в предприятии, оплачивать который российская компания имела возможность из будущих прибылей «Удмуртнефти». Политические барьеры на пути китайской компании были сняты.

Sinopec признали победителем конкурса. «Роснефть» реализовала опцион на покупку контрольной доли. С тех пор «Удмуртнефть» принадлежит Роснефти (51%) и Sinopec (49%). Компания владеет 58 лицензиями на разработку 26 месторождений, а также на геологическое изучение участков, и стабильно добывает около 6,5 млн тонн нефти в год.

Разведку не предлагать

В настоящее время «Удмуртнефть» - единственный совместный проект России и Китая в сфере разведки и добычи, находящийся на стадии производства нефти и газа. Остальные не вышли из стадии разведки, а большинство так и остались на переговорной стадии. С 2006 г. действует ООО "Восток Энерджи", в котором 51% принадлежит «Роснефти» и 49% - CNPC.

В августе 2007 г. СП в ходе тендера выиграло право на разведку и разработку двух участков в Иркутской области: Верхнеичерского и Западно-Чонского. С тех пор известий о достигнутых успехах не поступало. Но судя по тому, что в лицензионные соглашения по обоим участкам четыре раза вносились изменения (в 2008, 2011, 2013 и 2014 гг.), можно судить, что график выполнения поисково-оценочных работ выполняется со значительными задержками.

СП должно было, согласно первоначальным условиям лицензии, к 2012 г. пробурить на Верхнеичерском 5 поисково-оценочных скважин, на Западно-Чонском участке – 4 поисково-оценочные скважины. Этот пункт обязательств полностью не выполнен. Первая пробуренная скважина в 2010 г. на Западно-Чонском не принесла положительных результатов, после чего партнеры, очевидно, решили взять паузу для переоценки перспектив блоков.

По данным источников RusEnergy в Иркутской области, лишь в 2013-2014 гг. «Восток Энерджи» активизировало поисково-оценочное бурение. А в первой половине августа нынешнего года Совет директоров «Роснефти» одобрил предоставление займа «Восток Энерджи» в размере 112,9 млн руб. ($1,8 млн на момент принятия решения).

Отметим, что ранее «Роснефть» неоднократно заявляла, что финансирование геологоразведки в совместных проектах осуществляется за счет зарубежных партнеров – но в случае с китайцами раскошелиться пришлось российской компании.

Скромные запасы

Еще один совместный проект, развивающийся небыстрыми темпами – разведка Венинского блока на шельфе Сахалина. В марте 2007 г. "Роснефть" и Sinopec заключили акционерное и операционное соглашение в отношении совместной деятельности по разведке и освоению блока, включенного в проект «Сахалин-3». Доли участия сторон: "Роснефть" - 74,9%, Sinopec - 25,1%. Оператор проекта и владелец геологической лицензии - ООО «Венинефть».

В 2003-2010 гг. партнеры выполнили сейсморазведку, пробурили четыре поисково-оценочные скважины. По итогам бурения было открыто Северо-Венинское газоконденсатное месторождение с запасами по категориям С1+С2 в объеме 49,02 млрд куб. м газа и 1,21 млн тонн конденсата. Компаниям потребовалось три года, чтобы оценить коммерческие перспективы разработки месторождения, ввиду его скромных запасов.

В мае 2014 г. правительство РФ передало компании «Венинефть» право пользования участком недр, охватывающим Северо-Венинское месторождение. Размер разового платежа был определен в 87,2 млн руб. (около $3 млн по курсу на момент решения). Теперь компании «Венинефть» предстоит разработать обоснование для инвестиций и начать проектные работы с целью освоения месторождения. Но скорых результатов ожидать не приходится, учитывая низкие цены на нефть и общую экономическую ситуацию в двух странах.

Не сошлись в цене

Еще один пример осторожного подхода к российским проектам, который демонстрирует Китай – переговоры по Среднеботуобинскому. В октябре 2013 г. "Роснефть" и CNPC подписали меморандум по расширению сотрудничества в области разведки и добычи в Восточной Сибири, в котором выразили интерес к совместному освоению Среднеботуобинского месторождения в Якутии.

Добыча на месторождении началась в октябре 2013 г., от него построен отвод к нефтепроводу ВСТО. Запасы месторождения составляют 134 млн тонн нефти и газового конденсата (С1+С2) и более 155 млрд кубометров газа. Сделку планировалось закрыть до конца 2014 г. Но стороны не смогли договориться о ее параметрах. Как констатировал представитель CNPC в ноябре 2014 г., «расхождение по цене слишком велико».

В связи с этим переговоры с CNPC по созданию СП на базе Среднеботуобинского приостановлены. В июне нынешнего года 20% в операторе месторождения – компании «Таас-Юрях Нефтегазодобыча» - приобрела BP. Еще 10% может купить базирующаяся в Великобритании Skyland Petroleum Group, которую финансируют, по данным Bloomberg, частные китайские инвесторы – но все это лишь очередной меморандум.

Не закончились заключением соглашения и переговоры о продаже CNPC 10% в Ванкорском проекте. И в этом случае стороны не сумели согласовать условия продажи из-за разногласий по поводу цены. Более того, источники в отрасли говорят о том, что предоставление долгосрочного финансирования, на которое рассчитывала «Роснефть» при заключении соглашения о продаже, оказалось невозможным из-за западных санкций. Сейчас «Роснефть» ведет переговоры по Ванкору с индийскими компаниями.

Туман над шельфом

Исходя из приведенных примеров, несложно предсказать нелегкую судьбу еще одному совместному российско-китайскому проекту. В марте 2013 г. «Роснефть» и CNPC подписали рамочное соглашение, предусматривающее изучение Западно-Приновоземельского участка в Баренцевом море и Южно-Русского и Медынско-Варандейского участков в Печорском. Нет сомнения, что когда дело дойдет до оценки стоимости программы морского поисково-разведочного бурения, а также строительства морской инфраструктуры для добычи нефти, «Роснефти» предстоят нелегкие переговоры с китайскими партнерами.

Не вызывают большого энтузиазма у китайских партнеров и совместные проекты в области переработки нефти. С 2006 г. тянутся переговоры по участию «Роснефти» в проекте строительства Тяньцзиньского НПЗ. Российская компания гарантировала поставки в Китай на переработку 9 млн тонн нефти в год. Тем не менее, до принятия инвестиционного решения еще далеко – стороны рассчитывают достичь его в марте 2016 г.

Еще сложнее убедить китайцев войти в проект строительства Восточного нефтехимического комбината (ВНХК), для которого отведена площадка в Находке. В феврале 2014 г. «Роснефть» предложила CNPC приобрести до 30% в этом проекте. Однако колоссальная стоимость проекта (предварительно он оценивался в 1,28 трлн руб., что составляло $38 млрд до обвала курса рубля) не способствовала продвижению переговоров.

В начале сентября «Роснефть» подписала меморандум с ChemChina Petrochemical Corporation о вхождении китайской компании в проект ВНХК, а также соглашение об основных условиях приобретения «Роснефтью» 30% ChemChina. Согласно этим документам, ChemChina профинансирует строительство предприятия и получит над ним контроль, если «Роснефть» к моменту завершения строительства не сумеет выкупить НХК по рыночной цене.

Будут ли на основе этих документов подписаны коммерческие контракты, говорить сложно, так как «Роснефти» еще нужно найти деньги на приобретение доли в ChemChina, а ChemChina – на строительство ВНХК. Предложение на азиатском рынке нефтехимии имеет тенденцию к быстрому росту. Возможно, по этой причине «Роснефть» создает для ChemChina дополнительные стимулы в виде возможности участия в освоении Русского и Юрубчено-Тохомского нефтяных месторождений.

Деньги для «Ямала»

Осторожная позиция китайских банков с выделением финансирования для проектов в России может негативно сказаться на еще одном проекте, который, в отличие от большинства совместных начинаний «Роснефти», вошел в фазу активной реализации. Акционеры «Ямал СПГ» - НОВАТЭК (60%), Total (20%) и CNPC (20%) - уже вложили в строительство завода СПГ и освоение Южно-Тамбейского месторождения на полуострове Ямал более $10 млрд. Однако общая стоимость проекта - $27 млрд – предполагает привлечение крупного кредита из внешних источников.

В качестве основного источника акционеры рассматривали китайские банки, так как западные кредитные учреждения отказали в предоставлении финансирования. В июне и ноябре минувшего года Геннадий Тимченко, один из главных акционеров НОВАТЭКа, с уверенностью заявлял, что вопрос о привлечении крупного китайского кредита будет закрыт в ближайшее время. Но все намеченные сроки прошли, а объявления о поступлении денег из КНР пока не последовало.

Между тем, в конце июля акционерам «Ямал СПГ» пришлось выдать гарантии в пользу Минфина по обязательствам СП в связи с выпуском облигаций на 150 млрд руб., с помощью которых компания привлекает средства российских налогоплательщиков из Фонда национального благосостояния. Без предоставления обязательств «Ямал СПГ» не смог бы получить второй транш из ФНБ в размере 75 млрд руб., необходимый для продолжения проекта.

В начале сентября НОВАТЭК подписал рамочное соглашение с Китайским фондом Шелкового пути о продаже 9% акций «Ямал СПГ», но история учит, что обсуждение таких сделок длится долго, и далеко не всегда заканчивается успешно. Представители российской стороны вновь заявляют, что переговоры о привлечении финансирования для «Ямал СПГ» - на этот раз при участии российских госбанков – находятся в завершающей стадии, но такие же заявления поступали и в прошлом году.

Бизнес и пиар

Судя по истории отношений двух стран, китайские государственные компании охотно заключают контракты на поставку нефти и газа и даже предоставляют финансирование для строительства нефтепроводов, но сами, как правило, не спешат вкладываться в разведку и добычу углеводородов в России. Исходя из тактических соображений, они идут навстречу российским партнерам и подписывают протоколы о намерениях по любым, в том числе самым амбициозным проектам, но затем переводят их в стадию вялотекущих переговоров.

Российским госкомпаниям такая политика выгодна, так как она позволяет создавать благоприятный новостной фон и отчитываться перед руководством страны и общественностью в своих достижениях на пути модернизации отечественной экономики. При этом вопрос о том, верят ли сами топ-менеджеры госкомпаний в то, что многочисленные меморандумы когда-нибудь удастся воплотить в жизнь, остается открытым.

Минувший год отчетливо показал, что Китай не торопится замещать страны Запада в предоставлении финансирования и технологий для российских проектов. Более того, если западные инвесторы были готовы принимать на себя риски и затраты, связанные с поиском запасов и освоением новых месторождений, то китайские госкомпании предпочитают получать готовую продукцию, а если покупают долю в компании, то такой стабильной и безрисковой, как «Удмуртнефть».

С момента введения санкций российские компании регулярно поставляли на рынок новости о том, что китайские инвесторы готовы разделить с ними трудности в реализации новых проектов. Но единственной реальной сделкой по продаже актива, в результате которой наша госкомпания получила деньги для продолжения своей деятельности, стало приобретение BP доли в Среднеботуобинском. Не будем забывать об этом, оценивая роль Китая как альтернативы западным инвесторам.

Юрий Когтев, RusEnergy

Диаграмма 1. Поставки российской нефти в КНР в 2003-2014 гг., млн тонн в год

Источник: RusEnergy по данным таможенной статистики КНР







Вернуться в раздел

 




Избранное
"Будучи президентом компании «Росшельф», я настоял на том, что разрабатывать Штокмановское газоконденсатное месторождение должны мы, а не западные компании. Пусть это вначале обошлось дороже, но мы создали тысячи рабочих мест. Подняли и «Севмаш», в цехе которого мог бы поместиться храм Христа Спасителя".

Евгений Велихов, академик, о разработке Штокмановского месторождения (проект "Газпрома", Total и Statoil был заморожен в 2012 г., так и не начавшись).


Архив избранного









Диверсификация по-якутски: президент Якутии Егор Борисов о перспективах нефтегазовой отрасли в республике

Владимир Фейгин: глобальные сдвиги: как успеть за меняющимся газовым рынком

Всеволод Черепанов:
«Газпром» не теряет
надежды на крупные открытия