Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Восстановление пароля
   



Новые книги

Сланцевая Америка. Энергетическая политика США и освоение нетрадиционных нефтегазовых ресурсов
В книге описаны и проанализированы перемены, происходящие в энергетике США в результате того, что получило название «сланцевой революции», дана оценка их воздействия на глобальные рынки.

Автор:  Николай Иванов

другие книги




Что нужно нефтяной отрасли: генеральная схема или стресс-тест на выживание? – Юрий Когтев

06.02.2015

Источник: RusEnergy


Снижение добычи нефти в России не планируется, несмотря на падение доходов нефтегазовых компаний, сообщил заместитель министра энергетики Кирилл Молодцов на брифинге «Вызовы и развилки российской нефтяной отрасли», проведенном 5 февраля компанией Vygon Consulting. Этот тезис найдет отражение в новых редакциях Энергетической стратегии РФ и Генеральной схемы развития нефтяной отрасли, которые должны быть рассмотрены в правительстве летом нынешнего года.

Добиться стабильно высокого уровня добычи предполагается за счет развития Восточной Сибири, возмещения традиционных запасов нефти, повышения коэффициента извлечения сырья. В то же время, нефтяники продолжат заниматься шельфом и трудноизвлекаемыми запасами, хотя бы для того, чтобы осваивать новые технологии. В частности, к 2025 году на морском шельфе предполагается добывать до 50 млн тонн нефти, следует из разъяснений заместителя министра.

На вопрос модератора брифинга, главы компании Vygon Consulting Григория Выгона о том, предполагается ли в рамках обсуждения документов рассмотрение вопроса о структуре нефтегазовой отрасли, соотношении государственного и частного капитала, Кирилл Молодцов пояснил, что основной целью стратегии и генеральной схемы является долгосрочное планирование объемов добычи в соответствии с потребностями экономики и государственного бюджета. Вопрос о структуре отрасли выходит за эти рамки.

В связи с этим заявлением можно вспомнить, что в конце 80-х годов прошлого столетия нефтяники также разрабатывали планы долгосрочного развития, оценивали растущие потребности народного хозяйства в топливе, планировали неуклонный рост добычи сырой нефти. Причем эти планы были более инструктивными, чем нынешние стратегии, так как обеспечивались финансированием, а их невыполнение могло дорого обойтись отраслевому руководству.

Но в начале 90-х гг. цена на нефть на мировом рынке резко упала, экономика обвалилась, Советский Союз распался, а добыча снизилась с 516 млн тонн в 1990 г. до 301 млн тонн в 1996-м. Выбираться из депрессивного состояния пришлось за счет глубоких структурных реформ, в рамках которых была проведена приватизация, появились вертикально-интегрированные холдинги, совместные предприятия, частные добывающие компании, СРП.

В 2004 г. стараниями, в основном, частного сектора, добыча выросла до 459 млн тонн, причем, что любопытно, в условиях весьма низких мировых цен на нефть (менее 40 долл. за барр.). Оставшийся промежуток до прошлогоднего уровня в 527 млн тонн отрасль преодолевала в течение последующих 10 лет уже в условиях жесткого огосударствления и небывало благоприятной ценовой конъюнктуры.

Сейчас ситуация вернулась к тому, что было в начале 90-х: низкие цены на нефть, политическое давление Запада, слабая экономика и недостаток финансирования. Только в советское время нефтяная отрасль была самодостаточной, так как могла полностью обеспечивать себя нефтегазовым оборудованием, а сегодня мы испытываем критическую зависимость от западных технологий.

В этих условиях, на взгляд RusEnergy, было бы правильнее готовить не только генеральные схемы развития нефтяного хозяйства, но и стресс-тесты, которые позволили бы выявить устойчивость отрасли к воздействию крайне неблагоприятных факторов, сложившихся сегодня. И, возможно, закладывать в них различные варианты адаптации к быстро меняющейся обстановке, в том числе и с учетом опыта, накопленного в 90-е годы при реструктуризации нефтегазовых компаний.







Вернуться в раздел

 




Избранное
"Будучи президентом компании «Росшельф», я настоял на том, что разрабатывать Штокмановское газоконденсатное месторождение должны мы, а не западные компании. Пусть это вначале обошлось дороже, но мы создали тысячи рабочих мест. Подняли и «Севмаш», в цехе которого мог бы поместиться храм Христа Спасителя".

Евгений Велихов, академик, о разработке Штокмановского месторождения (проект "Газпрома", Total и Statoil был заморожен в 2012 г., так и не начавшись).


Архив избранного









Диверсификация по-якутски: президент Якутии Егор Борисов о перспективах нефтегазовой отрасли в республике

Владимир Фейгин: глобальные сдвиги: как успеть за меняющимся газовым рынком

Всеволод Черепанов:
«Газпром» не теряет
надежды на крупные открытия