Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Восстановление пароля
   



Новые книги

Сланцевая Америка. Энергетическая политика США и освоение нетрадиционных нефтегазовых ресурсов
В книге описаны и проанализированы перемены, происходящие в энергетике США в результате того, что получило название «сланцевой революции», дана оценка их воздействия на глобальные рынки.

Автор:  Николай Иванов

другие книги




ТБД из Подмосковья: на трубном рынке появился новый крупный игрок

03.07.2017

Источник: RusEnergy

Полтора года назад в Подмосковье вошло в строй новейшее предприятие по производству стальных прямошовных труб большого диаметра (ТБД) проектной мощностью до 500 тысяч тонн в год – «Загорский трубный завод» (ЗТЗ). Таким образом, к «большой четверке» производителей ТБД, включающей ОМК, ТМК, «Северсталь» и ЧТПЗ, прибавилось еще одно крупное производство.

Дебют новичка на трубном рынке России получился непростым, что для вновь построенного трубного производства, ввиду ответственности поставок, стандартная история. Почти все объекты, производящие ТБД, проходят сертификацию для «Газпрома» не быстрее, чем за год, и это – вполне объективные сроки. Загорский трубный завод не только подтвердил качество своей продукции в «Газпроме», но и уже начал выпускать трубу для газовой монополии. Менеджмент предприятия разработал и внедрил новый подход к управлению трубным бизнесом – «Металлургию 2.0». От красивых обещаний здравой цены на трубы компания уже перешла к делу и гарантирует экономию транспортным компаниям до 20% при закупках трубной продукции.

О том, как это обеспечивается, как завод надеется выйти в лидеры отрасли ТБД в эксклюзивном интервью RusEnergy рассказал генеральный директор Загорского трубного завода Денис Сафин.

RusEnergy: Каким было экономическое обоснование проекта строительства ЗТЗ, учитывая, что на российском рынке ТБД уже действуют крупные заводы, в целом закрывающие потребности клиентов?

Денис Сафин: На рынке мы не первый год. История началась с двух производственных площадок на территории Сергиево-Посадского района по нанесению изоляции в 2008 году («Изоляционный трубный завод» в Московской области). Так что мы хорошо знаем этот рынок, запросы потребителей, условия поставки, и считаем, что в этом отношении могли рассчитывать на определенную синергию при запуске нового производства.

Что же касается соотношения спроса и предложения, то, по нашим расчетам, в ближайшие 8-10 лет спрос на ТБД в России сохранится в пределах от 2,5 до 3 млн тонн в год. При оценке существующих в России мощностей по производству труб называют различные цифры – от 3 млн тонн в год и более. Казалось бы, потребности полностью удовлетворены.

Но если более внимательно изучить предложение производителей, то оказывается, что в отдельных сегментах рынка есть незаполненные ниши. Например, в сегменте премиальных ТБД, представляющем одношовные прямошовные и в основном толстостенные трубы диаметром 1420 мм предложение не так велико, как принято считать рядом экспертов, мнение которых, на мой взгляд, не подкреплено глубоким знанием рынка.

Так, утверждают, что мощность Челябинского трубопрокатного завода составляет 1,35 млн тонн в год. Но часть этих мощностей приходится на старый цех, а вовсе не на «Высоту 239», где изготавливают двухшовные трубы. Этот же цех, введенный в эксплуатацию 7 лет назад, рассчитан на производство, по нашим источникам, 500 - 600 тыс. тонн в год, примерно столько же, сколько и у нас. К сравнению двух площадок, кстати, мы вернемся ниже. Оно очень занимательное...

То же касается Волжского трубного завода (входит в ТМК). На значительной части мощностей выпускают спиралешовные трубы, имеющие ограниченное потребление в нефтегазовой отрасли. Даже в строительстве от них постепенно отказываются. В премиальном сегменте ТБД производительность Волжского завода, по нашим источникам, лишь около 400 тыс. тонн в год.

Проведя исследование рынка, мы убедились, что на нем есть незаполненные ниши. Если же принять в расчет еще и рынок Средней Азии, где нет своих трубных заводов, но есть устойчивая традиция закупать ТБД в России, то оказывается, что существует некоторый дефицит таких труб, а с учетом крупных международных трубопроводных проектов он может оказаться весьма существенным.

Таким образом, у нас не было сомнений в перспективах нового предприятия, когда мы начинали этот проект. Для сравнения: рынок Южной Кореи в разы меньше, чем российский, но в стране действуют 5-6 трубных заводов, которые поставляют продукцию как внутренним потребителям, так и, в большей степени, на экспорт. В Китае таких заводов – штук десять. Мы уверены, что ЗТЗ вполне вписывается в условия российского рынка, и мы свою нишу займем.

Более того, несколько слов о самом рынке и нашей «Металлургии 2.0». Я очень хочу, чтобы все это поняли. Рынок это что? Это когда предложение превышает спрос, и у покупателя есть возможность выбора продукции. К сожалению, это не всегда так в действительности, и считается, что если предложение удовлетворяет спрос – это уже рынок. А это не так. Наша продукция прошла аккредитацию в «Газпроме», она – уже качественная. Это раз. Два – это «Металлургия 2.0». Мы не обременены старыми активами, которые надо вечно модернизировать, закладывая средства на эту модернизацию в себестоимость самой трубы. У нас завод построен с нуля, можно сказать, в чистом поле. И мы еще при строительстве делали все, чтобы снизить себестоимость трубы для клиентов. И нам это удалось. Особенно это видно по реакции конкурентов…

RE: Как, кстати, они отнеслись к появлению нового предприятия ?

Д.С.: Мало кому в любой сфере нравится появление нового крупного игрока. Я их реакцию не принимаю, но понимаю. Но выход ЗТЗ на рынок ТБД, и на «Газпром» в частности - факт свершившийся. Так что теперь придется им с нами конкурировать на абсолютно рыночных основаниях, хотят они этого или не хотят.

RE: А какова была реакция со стороны потребителей? Ведь у них уже выработались связи с поставщиками, зачем им нужен еще один партнер, качество продукции которого им на первых порах неизвестно?

Д.С.: Повторюсь. Если производственные мощности только покрывают потребности, то это еще не рынок. Рынок – это когда предложение превышает спрос, только в таком случае начинается конкуренция, от которой покупатель всегда выигрывает. С этой точки зрения потребители, безусловно, выиграли от появления еще одного игрока. Мы считаем, что мы хорошо вписываемся в рынок прямошовных ТБД и делаем его более конкурентоспособным.

Заказчикам потребовалось некоторое время, чтобы оценить нашу продукцию, но в итоге они согласились с нашими доводами и предоставили возможность работать с ними. Это не пустые слова – это комиссии, испытания, повторные комиссии. Но это и понятно – допускать к «трубе» новые компании всегда, с точки зрения гарантированного качества, рискованно.

Мы знали, на что шли, когда запускали проект по строительству, и рады, что все завершилось логично как по мнению коллег из «Газпрома», так и других транспортных и добывающих компаний. Больше игроков – выше конкуренция.

RE: В конце марта «Газпром», крупнейший потребитель ТБД, утвердил технические условия для труб диаметром 1020 - 1422 мм производства ЗТЗ. Пока, правда, только для ремонтно-эксплуатационных нужд и только на два года. Почему было принято такое половинчатое решение?

Д.С.: Предоставление промежуточной аттестации сроком на два года - это стандартная процедура для поставщиков «Газпрома», начиная с лета прошлого года. Оно касается не только ЗТЗ, но и всех предприятий трубной отрасли.

В «Газпроме» объясняют такой подход необходимостью проверки новых заводов, и мы относимся к этому с пониманием. Как только компания убедится в том, что качество нашей загорской трубы не уступает аналогам, мы надеемся, что аттестация будет расширена ранее, чем через два года.Ведь это повысит конкурентоспособность рынка.

В начале июля первая партия труб уже будет погружена в вагоны и отправится по «Трансгазам» по всей России. Ценовое предложение уже признано «Газпромом» более чем конкурентоспособным. Мы смоги сократить его на 13% от средней цены. И это – не предел. Теперь коллеги увидят наши трубы в деле.

В конце мая мы вместе с Алексеем Миллером и Андреем Воробьевым объявили о перезагрузке трубного рынка России и, по сути, металлургия, старая трубная металлургия, какого бы цвета она не была, ушла в прошлое. Началась «Металлургия 2.0». Выгоду от нее уже почувствовал «Газпром», а скоро почувствует и бюджет страны. На средства, сэкономленные на закупках трубы, можно построить не один и не два детских сада, школы или больницы. Настало наше время помогать государству.

RE: Также весной ЗТЗ производил отгрузки трубной продукции для «Ямал СПГ». Какие требования предъявляет проект, реализуемый в условиях Заполярья, к качеству трубной продукции?

Д.С.: Заказчик провел тендер на сложную в изготовлении трубу: диаметром 530 мм со стенкой 25 и 28 мм из стали классом прочности Х70, что позволяет выдерживать высокое давление. Трубопровод, который будет построен в рамках реализации проекта второй очереди Южно-Тамбейского газоконденсатного месторождения, установят на опорах, трубы покрыты слоем теплоизоляции.

Проблема в том, что толстостенную трубу большого диаметра делать проще, а вот на малых диаметрах требуется специальное оборудование. У нас оно есть, так как машина, установленная на ЗТЗ – единственная в мире, которая может работать и в режиме валковой формовки, и в режиме прессо-пошаговой формовки.

Кроме нас, такую трубу могут делать на иных типах оборудования также Выкса и Челябинск. Право поставлять продукцию по итогам тендера выиграли мы и коллеги из Челябинска. Мы поставки выполнили с опережением. Уверены, коллеги из «Ямал СПГ» это отметят в будущем.

RE: Какие предприятия, кроме названных выше, входят в круг основных потребителей продукции ЗТЗ?

Д.С.: В ближайшие месяцы мы планируем завершить процедуру аттестации в компании «Транснефть», пройти сертификацию производства по международному стандарту API 5L, а также освоить выпуск продукции для подводных переходов по стандарту DNV, что предоставит заводу дополнительные преимущества на высококонкурентном рынке ТЭКа.

При этом сертификат по стандарту DNV выдается под конкретный проект, исходя из особенностей водной среды. Например, «Газпром» под проект «Северный поток» вырабатывает требования, которым должны удовлетворять производители труб. Мы намерены подготовить технические условия для участия в тендерах, организованных по таким правилам.

RE: Рынок ТБД достаточно чувствителен к уровню цен на нефть и газ. Сейчас рыночная конъюнктура постепенно улучшается, но до предкризисных ценовых уровней еще далеко. Вы не опасаетесь снижения спроса на продукцию ЗТЗ?

Д.С.: Специалисты по-разному оценивают перспективы нефтяного рынка. Есть и такие мнения, что эра нефти продлится относительно недолго. Но по поводу газа мы не видим долгосрочных рисков. Это экологически чистое топливо с устойчивым спросом. В последнее время мы видим лишь рост потребления газа Европой и Китаем.

RE: Что можно сказать о будущем «Изоляционного трубного завода», который входит в одну группу с ЗТЗ?

Д.С.: Если коротко – все прекрасно. Мы рассчитались с двумя кредиторами, а это ЧТПЗ и «ДАУ Изолан», подавшими в суд на банкротство компании. Предприятие уже успели окрестить банкротом в ряде СМИ, более того – заявляли о некоем феноменальном количестве исков. Ничего кроме улыбки у меня это не вызывает. Было лишь два иска, мы их урегулировали в правовом поле.

RE: В СМИ проходила информация о том, что вы выступили с инициативой запрета на применение труб, бывших в употреблении, это так?

Д.С.: Начну с того, что с такой инициативой выступил Председатель Правительства нашей страны. А мы эту инициативу поддержали, о чем и заявили публично, направив обращение в Департамент промышленности Аппарата Правительства Российской Федерации. Три министерства, Минпромторг, Минэнерго и Минстрой занимаются данным вопросом. Мы готовы всячески содействовать внедрению в нашей стране запрета на использование труб, бывших в употреблении. Такой продукции нет места под землей.

RE: Но вернемся к ЗТЗ. В какую сумму обошлось его строительство?

Д.С.: Строительство ЗТЗ – это абсолютно рыночная история, и в этом заключается причина жизнеспособности предприятия. Мы получили поддержку от Губернатора Московской области Андрея Воробьева, очень ценим его вклад в развитие завода.

Сам же завод построили очень быстро – от первого ковша до первой трубы прошло 16 месяцев. При этом проект - настоящий greenfield, вокруг завода стоит еловый лес, и летом на площадке пахнет хвоей, приезжайте и убедитесь сами.

Но самое интересное, что мы построили завод еще и очень дешево – опять же в логике «Металлургии 2.0». Все, абсолютно все с момента проектных работ было направлено на снижение себестоимости конечного продукта для клиента. Если ЧТПЗ затратил на «Высоту 239», по открытым данным, 880 миллионов долларов США по курсу до 2010 года, то мы построили завод уже по курсу 2014 года за 130 миллионов долларов. Куда, как не в стоимость трубы закладывать эти деньги?

Остается только гадать, сколько стоили пальмы, расставленные по цеху, сад камней, галерея с паркетным покрытием, безусловно, креативное нарядное оформление цеха. Рыночная ли это стоимость или нет, но мне действительно сложно сопоставить эту цифру с нашей.

RE: Последуют ли за трубным заводом новые проекты?

Д.С.: Скажу так, что нам понравилось строиться. Но сегодня мы должны грамотно управлять уже запущенным в эксплуатацию активом, на чем и сосредоточены в настоящее время.

RE: Все-таки вы в некоторой степени первооткрыватель в этом бизнесе, с кем вы можете себя сравнить?

Д.С.: Я себя первооткрывателем не считаю – все же у нас металлургическая династия, можно сказать. Но вот подход к бизнесу – да. Знаете, что сделал UBER с рынком? Опустил цены на пассажирские перевозки на порядок. Все приспособились, и перевозчики, и заказчики. UBER предложил новый подход к построению самой системы перемещения людей на такси. Так вот наша «Металлургия 2.0» - это, по сути, то же самое. Мы уже работаем в новой системе координат, «Газпром» работает. Дальше – больше, уверяю вас.


Сафин Денис Галялхакович

Родился 24 апреля 1980 года в городе Темиртау Карагандинской области Казахской ССР. Закончил Финансовую академию при Правительстве Российской Федерации по специальности «Финансы и кредит».

В 1998 году начал карьерный путь, пройдя должности от специалиста по оптовым продажам до финансового директора в компании «Индастл».

В 2008 году перешел на работу в Изоляционный Трубный Завод в должности финансового директора.

В 2010 году возглавил компанию «Изотех Инвест» в должности генерального директора, которая сфокусировалась на строительстве Загорского трубного завода.

С 2016 года по настоящее время владеет пакетом акций Загорского трубного завода, производителя трубы большого диаметра в РФ, где занимает должность генерального директора.








 




Избранное
"Будучи президентом компании «Росшельф», я настоял на том, что разрабатывать Штокмановское газоконденсатное месторождение должны мы, а не западные компании. Пусть это вначале обошлось дороже, но мы создали тысячи рабочих мест. Подняли и «Севмаш», в цехе которого мог бы поместиться храм Христа Спасителя".

Евгений Велихов, академик, о разработке Штокмановского месторождения (проект "Газпрома", Total и Statoil был заморожен в 2012 г., так и не начавшись).


Архив избранного









Диверсификация по-якутски: президент Якутии Егор Борисов о перспективах нефтегазовой отрасли в республике

Владимир Фейгин: глобальные сдвиги: как успеть за меняющимся газовым рынком

Всеволод Черепанов:
«Газпром» не теряет
надежды на крупные открытия