Авторизация
Логин:
Пароль:
Восстановление пароля
   



Новые книги

Сланцевая Америка. Энергетическая политика США и освоение нетрадиционных нефтегазовых ресурсов
В книге описаны и проанализированы перемены, происходящие в энергетике США в результате того, что получило название «сланцевой революции», дана оценка их воздействия на глобальные рынки.

Автор:  Николай Иванов

другие книги




Без права на экспорт. Или почему ВСТО не стимулирует инвестиции в поиски нефти в Восточной Сибири

14.04.2011

Источник: журнал "Разведка и добыча", № 1 (2011). Публикуется в сокращении


Еще одна история из серии «хотели как лучше, а получилось как всегда». Проект ВСТО задумывался как способ привлечения инвестиций в освоение ресурсов Восточной Сибири. Но после запуска трубопровода выяснилось, что компании, вложившие деньги в поиски углеводородов в новом нефтегазовом регионе, лишены возможности прокачивать всю свою нефть на экспорт: для них действуют ограничения, сформированные еще в 90-е годы в условиях дефицита экспортных мощностей. И снимать эти ограничения никто не торопится.

Закон суров

«Мы хотим понять причины, которые сегодня сдерживают недропользователей, хотим понять, что мы вместе должны сделать, чтобы работы в Восточной Сибири были синхронизированы со строительством ВСТО», - заявил в мае 2007 г. министр природных ресурсов Юрий Трутнев. Сегодня на этот призыв можно ответить следующим образом: недропользователей, в ряду других причин, сдерживают искусственные ограничения на экспорт нефти, добываемой в Восточной Сибири, а для притока инвестиций в этот регион необходимо отменить эти ограничения. 

Согласно закону «О естественных монополиях», любая компания, сдающая продукцию в трубопроводную систему «Транснефти», может экспортировать через ее мощности определенную долю продукции, в процентном отношении равную для всех, - так соблюдается принцип равного доступа к трубе (см. «Законы доступа»). Сегодня, по словам источника в «Транснефти», эта доля составляет около 40% плюс-минус 3% в зависимости от загруженности направления и других технических причин. И хотя ВСТО находится вдали от перегруженных западных направлений экспорта, никто не позаботился, чтобы компании, работающие в Восточной Сибири, были избавлены от действия указанного принципа. 

В западной части страны производители имеют возможность продать оставшуюся от экспорта долю нефти на внутреннем рынке или направить ее на переработку, но в Восточной Сибири сделать это гораздо труднее. В зоне ВСТО четыре НПЗ, и ни один из них не будет перерабатывать восточносибирскую нефть, поступающую по ВСТО, по крайней мере, в ближайшие несколько лет. В сложившейся ситуации вертикально-интегрированные компании еще могут как-то выкрутиться из ситуации, а вот остальным недропользователям придется изобретать для этого сложные и дорогостоящие комбинации, что вряд ли вдохновит их на дальнейшие вложения в поиски и разведку месторождений.


«Роснефть» и другие

Единственное исключение из правила «60 на 40» – это экспорт, осуществляемый по межправительственному соглашению. Здесь ограничение не налагается, за рубеж идет ровно столько, сколько положено по контракту, независимо от того, какую долю эта нефть занимает в объеме, сдаваемом кампанией в систему магистральных трубопроводов. Так, «Роснефть» в нынешнем году без всяких ограничений отправит в Китай по ответвлению от ВСТО до Дацина 15 млн т. 

Кроме того, в октябре 2009 г. «Роснефть» и CNPC подписали соглашение о строительстве НПЗ в Китае мощностью 13 млн т в год, из которых не менее 70% должны поступать из России. Это соглашение не является межправительственным, но, как заявил RusEnergy источник в «Транснефти», выполнять его все равно надо, т.к. в противном случае китайцы отказываются обсуждать вопрос о строительстве совместного НПЗ в Тяньцзине. 

Таким образом, по ВСТО в 2011 г. без квотирования будут осуществлены поставки 15 млн т, а предположительно с 2014-2015 г. - еще 9 млн т через Козьмино на российско-китайский НПЗ. При этом Китай постоянно говорит о том, что его спрос на нефть растет, поэтому не исключено расширение ветки Сковородино - Дацин до 30 млн т, возможно, с соответствующим изменением межправительственного соглашения. 

Прочие производители вынуждены довольствоваться теми мощностями, которые остаются в трубе после выполнения контрактов «Роснефти». Получается, что ВСТО – это не национальный проект, который осуществляется в интересах всех российских недропользователей, а корпоративная труба «Роснефти», расплачиваться за строительство которой приходится остальным нефтяным компаниям, так как стоимость обслуживания долгов «Транснефть» без всякого стеснения перекладывает на своих клиентов путем постоянного повышения тарифов на прокачку нефти в западных направлениях.  


Невыгодный своп

Ангарский, Ачинский, Комсомольский и Хабаровский – это четыре крупных нефтеперерабатывающих завода в зоне действия ВСТО. Первые три принадлежат «Роснефти», четвертый – группе «Альянс». НПЗ в Ангарске и в Ачинске снабжались нефтью преимущественно из Западной Сибири, исключением можно считать то короткое время, когда первый построенный участок Тайшет - Талакан работал в реверсном режиме и поставлял на Ангарский НПЗ нефть Талаканского («Сургутнефтегаз») и Верхнечонского («Верхнечонскнефтегаз», основные акционеры – ТНК-BP и «Роснефть») месторождений.

Комсомольский НПЗ расположен в Комсомольске-на-Амуре и снабжается нефтью Сахалина. До него, как и до Хабаровского завода, восточный трубопровод еще не дотянулся. Чисто теоретически, недропользователи Восточной Сибири могли бы договориться, скажем, с «Альянсом» о процессинге своей нефти на Хабаровском НПЗ, доставляя ее туда частично по ВСТО, частично – железной дорогой. Но в самом «Альянсе» считают такую логистику экономически неоправданной. 

Получается, нефтяным компаниям Восточной Сибири, у которых нет собственных НПЗ, остается такой вариант: договариваться с ВИНК и их заводами в Западной Сибири о свопе. В рамках схемы они могли бы отправлять на Козьмино всю добытую нефть, но только 40% - от себя, а остальные объемы – от имени компании, согласившейся равный объем своей экспортной нефти переработать на своем НПЗ в пользу восточносибирского партнера. Однако при такой схеме восточносибирские производители не только платят комиссию ВИНКам, но и теряют льготу по экспортной пошлине, которой активно пользуется «Роснефть».


Сколько стоит право

Еще одна возможная схема – договор об уступке права доступа к экспортным мощностям. «Если компании недостаточно имеющихся квот, то она может выкупить квоты у другой компании, имеющей доступ к трубопроводу, - говорит директор департамента Due Diligence НКГ «2К Аудит - Деловые консультации» / Morison International Александр Шток. - Эта процедура регламентирована в положении о порядке уступки права доступа к системе магистральных нефтепроводов и терминалов в морских портах».

Но компании, продающей квоту, необходимо пропорционально сокращать свои экспортные объемы на западном направлении. Поэтому хорошо, если это совпадет с ее производственными планами и экспортные квоты у нее оказались просто лишними (вследствие снижения добычи, например). В противном случае за квоту придется заплатить сумму, как минимум компенсирующую убыток продавца от снижения экспортных объемов.

(Примечание RE: 29 марта 2011 г. российский премьер Владимир Путин подписал постановление № 218 "Об обеспечении недискриминационного доступа к услугам субъектов естественных монополий по транспортировке нефти (нефтепродуктов) по магистральным трубопроводам в Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации". Этот документ фактически вводит запрет на переуступку прав доступа от одного недропользователя другому, не связанному с ним родственными отношениями).

С помощью опытных юристов компании, возможно, найдут и другие способы экспортировать свою добычу с наименьшими издержками. Однако это превратит их бизнес в Восточной Сибири в довольно нервное и не слишком выгодное занятие. Ограничения на экспорт и необходимость искать обходные схемы уже сами по себе дают негативный сигнал для частных, в том числе иностранных инвесторов.


Монополия возвращается?

Намного проще было бы предусмотреть на тех экспортных маршрутах, где складывается профицит прокачивающих мощностей, особый режим предоставления прав доступа. В 2009 г. «Транснефтью» и правительством обсуждалась возможность интерпретации положения, записанного в статье 6 закона №147-ФЗ «О естественных монополиях», в таком ключе, который позволил бы применять правило равного доступа не в целом по транспортной системе России, а отдельно по каждому направлению с учетом его загрузки. 

По сведениям из «Транснефти», в конце прошлого года трубопроводная компания направила в правительство письмо с просьбой разъяснить порядок предоставления прав доступа к экспортным мощностям компаниям, работающим в Восточной Сибири. Имелись в виду, прежде всего, «Роснефть», а также «Сургутнефтегаз» и ТНК-BP. Последние вынуждены экспортировать нефть с Талаканского и Верхнечонского месторождений через Козьмино в ущерб своим объемам экспорта в западных направлениях. 

Ответ на письмо «Транснефть» пока не получила. Замешательство правительства, вероятно, объясняется тем, что там до сих пор особо и не задумывались о судьбе рядовых недропользователей, работающих в Восточной Сибири, и проблемы, возникшие у них, мало кого волнуют в сравнении с необходимостью предоставления «Роснефти» экспортных квот и налоговых привилегий. Нюанс в том, что силами одной лишь госкомпании Восточную Сибирь не освоить, и наполнение ВСТО не обеспечить. Если, конечно, не ставить перед страной задачу возвращения к плановой экономике и государственной нефтяной промышленности.


Приложение 1. 

Законы доступа

Правило доступа в систему магистральных трубопроводов регулируется Федеральным законом №147-ФЗ «О естественных монополиях». Статья 6 этого закона гласит:

«Право доступа к системе российских магистральных трубопроводов и терминалов при вывозе нефти за пределы таможенной территории Российской Федерации предоставляется организациям, осуществляющим добычу нефти и зарегистрированным в установленном порядке, а также организациям, являющимся основными обществами по отношению к организациям, осуществляющим добычу нефти, пропорционально объемам добытой нефти, сданной в систему магистральных трубопроводов с учетом стопроцентной пропускной способности магистральных трубопроводов (исходя из их технических возможностей)».

Указанное положение было внесено в закон поправкой от 08.08.2001, ФЗ №126, и модифицировано 04.05.2006, ФЗ №62.

Согласно принципу равного доступа, «Транснефть» каждый квартал определяет две цифры за предыдущий квартал: 

• сумму пропускных мощностей экспортных трубопроводов, как идущих за рубеж, так и прокачивающих нефть к экспортным терминалам (в том числе и к Козьмино по жд от Сковородино); 

• суммарный объем нефти, сданный в систему магистральных нефтепроводов «Транснефти».

Делением первой цифры на вторую получается доля экспортных мощностей в общем объеме сдачи нефти в систему «Транснефти». В начале 2000-х гг. эта доля составляла 33-35%. Сейчас она увеличилась до 40% в результате расширения экспортных мощностей. В дальнейшем, по мере сдачи в эксплуатацию ВСТО-2 и БТС-2, эта цифра, возможно, еще увеличится. 

Дата публикации: 21 Января 2011 г.






Вернуться в раздел

 




Избранное
"Будучи президентом компании «Росшельф», я настоял на том, что разрабатывать Штокмановское газоконденсатное месторождение должны мы, а не западные компании. Пусть это вначале обошлось дороже, но мы создали тысячи рабочих мест. Подняли и «Севмаш», в цехе которого мог бы поместиться храм Христа Спасителя".

Евгений Велихов, академик, о разработке Штокмановского месторождения (проект "Газпрома", Total и Statoil был заморожен в 2012 г., так и не начавшись).


Архив избранного









Диверсификация по-якутски: президент Якутии Егор Борисов о перспективах нефтегазовой отрасли в республике

Владимир Фейгин: глобальные сдвиги: как успеть за меняющимся газовым рынком

Всеволод Черепанов:
«Газпром» не теряет
надежды на крупные открытия