Авторизация
Логин:
Пароль:
Восстановление пароля
   



Новые книги

Сланцевая Америка. Энергетическая политика США и освоение нетрадиционных нефтегазовых ресурсов
В книге описаны и проанализированы перемены, происходящие в энергетике США в результате того, что получило название «сланцевой революции», дана оценка их воздействия на глобальные рынки.

Автор:  Николай Иванов

другие книги




Долгая дорога к шельфу: подрядчики заждались заказов на участие в морских проектах «Роснефти»

07.09.2011

Полный текст статьи, опубликованной 7 сентября 2011 г. в газете «Коммерсант»


После череды заминок и неудач «Роснефть» все же возобновляет практическую работу на морском шельфе за пределами Сахалина. В середине сентября геофизическое судно Polarcus Selma, зафрахтованное «Совкомфлотом» у дубайской Polarcus, должно  продолжить сейсмические исследования на черноморском шельфе в районе Туапсинского прогиба.

Заказчиком выступает «Роснефть». Отметим, что Polarcus Selma - самое современное геофизическое судно, имеющееся в распоряжении российских компаний. Оно имеет ледовое усиление и оборудовано восемью сейсморазведочными кабелями длиной 6 тысяч метров каждый.

На первых порах «Роснефть» будет вести разведку в Черном море самостоятельно. Но вполне возможно, что в ближайшее время к ней присоединится ExxonMobil. В январе две компании подписали соглашение о намерении создать СП по разведке и разработке черноморского участка. А конце августа заключили юридически обязывающий договор о сотрудничестве.

Если СП по разведке черноморского участка будет создано, то американская компания вложит около $1 млрд в проведение сейсмики и поисково-разведочное бурение. Площадь участка составляет 11,2 тыс. кв. км, глубина моря в районе прогиба достигает 1-2 км. Таким образом, исследование Туапсинского прогиба может стать первым в России проектом по освоению сверхглубокого морского месторождения.



Несбывшиеся планы

Остается надеяться, что на этот раз счастье не изменит «Роснефти», для которой нынешний год оказался весьма непростым. В мае стало известно о том, что альянс с BP по освоению арктического шельфа, о создании которого партнеры известили в январе, распался из-за вмешательства российских акционеров ТНК-BP.

В июне глава «Роснефти» Эдуард Худайнатов сообщил о том, что еще один партнер госкомпании по освоению морского шельфа – Chevron – вышел из черноморского проекта «Вал Шатского». Между тем, этот участок находится в непосредственной близости от Туапсинского прогиба. На обоих блоках «Роснефть» собиралась пробурить по одной скважине уже в 2012 году.

Сейчас эти планы отложены на несколько лет, до тех пор «Роснефть» ограничится на Черном море только сейсмикой, что, наверное, и правильно, учитывая проведение зимней Олимпиады 2014 года. Если результаты интерпретации геофизических данных окажутся позитивными, можно ожидать появления вблизи российского побережья Черного моря первой глубоководной буровой платформы.

Станет ли ExxonMobil полноценной заменой BP в альянсе с «Роснефтью», пока говорить преждевременно. Тем не менее, в соглашении записано намерение сторон изучить возможности совместного участия в дополнительных проектах в области геологоразведки и добычи, поставках сырья на Туапсинской НПЗ «Роснефти», развитии транспортной инфраструктуры. Есть и обещание вести совместные научные исследования.

Отчитываться нечем

Проблема в том, что «Роснефти», чтобы стать полноценным партнером ExxonMobil в освоении шельфа, предстоит пройти длинный путь. В июне Эдуард Худайнатов пообещал создать к осени нынешнего года специальный департамент по развитию шельфовых проектов. Решение выглядит запоздалым для компании, которая уже успела получить 16 лицензий на участки, расположенные в шести морях (см. «Основные морские проекты «Роснефти»).

Причем реальные работы «Роснефть» ведет только в одном море – Охотском. И там основные успехи связаны с проектом «Сахалин-1», оператором которого выступает ExxonMobil. В то же время Венинский блок проекта «Сахалин-3», где «Роснефть» работает вместе с китайской Sinopec, пока не оправдал надежды на выявление крупных запасов. Та же участь постигла Западно-Шмидтовский участок («Сахалин-4»), Кайганско-Васюканский и Восточно-Шмидтовский участки («Сахалин-5»).

О шельфе северных морей и говорить не приходится: у «Роснефти» там нет ни базы, ни флота, ни персонала. Да, собственно, и на Сахалине ресурсов не хватает. В 1998 г., когда на мировом рынке повысились ставки на буровые установки, структуры «Роснефти» распродали всю сахалинскую базу морских нефтегазоразведчиков: шесть плавучих буровых установок (ПБУ) и 25 морских судов.

Отметим, что «Газпром», несмотря на долгий простой в исследованиях на шельфе в постсоветский период, все же сохранил и флот, и базы, и специалистов в морских проектах. «Роснефть» потеряла всё. В том же 1998 году был уволен весь коллектив морских разведчиком, около 2500 специалистов коллектива «РН-Сахалинморнефтегаз». В настоящее время они, в основном, работают у иностранных операторов.

Морские волки

Не все гладко и с персональным составом менеджеров, занимающихся в компании морской тематикой. Эдуард Худайнатов – опытный нефтяник, но он всю жизнь работал на суше, причем успешно совмещал нефтегазовый бизнес с административной карьерой. Работа по шельфу в «Роснефти» возложена на его первого заместителя - 36-летнего Павла Федорова. Он по образованию и опыту работы финансист.

За производственный блок в компании отвечает и.о. вице-президента Гани Гилаев, который накопил богатый опыт работы на сухопутных месторождениях (в том числе на Сахалине, где трудился в НГДУ «Оханефтегаз»), и в гораздо меньшей степени соприкасался с морскими проектами.

Основным специалистом по морю в центральном аппарате «Роснефти» считается Иван Чернов, возглавляющий Департамент проектного управления. У него за плечами – работа в «Севморнефтегазе» в период подготовки к освоению Приразломного месторождения (2003-2005 гг.). Однако Чернов – ветеран компании, да и возглавляемый им департамент занимается многими другими направлениями, так что говорить о полном погружении менеджера в морскую тематику не приходится.

Тем не менее, «Роснефти» удается руководить сахалинскими проектами. По словам представителей компании, это происходит, в основном, благодаря Льву Бродскому, главе подразделения «РН-Шельф-Дальний Восток». Его называют весьма квалифицированным специалистом. Но Бродский - выдвиженец Сергея Богданчикова, бывшего президента «Роснефти», и с таким штрихом в биографии у него немного шансов на продвижение.

Модель Трутнева

После комплектования штата «Роснефти» предстоит создать сеть филиалов, технических баз, портовых зон, обучить персонал и т.д. Объединение усилий с крупной иностранной компанией способно ускорить движение, но следует признать, что за пределами Сахалина «Роснефти» приходится начинать работу на шельфе практически с нуля, если иметь в виду ее гигантские масштабы. Так что оборонные предприятия, которые предполагалось обеспечить заказами на морские платформы, суда, подводные комплексы и т.д., могут еще долго ожидать заказов от нефтяников.

«В январе казалось, что «Роснефть» вот-вот начнет что-то делать на шельфе за пределами Сахалина, и подрядчики выстроились в очередь за получением заказов, - сообщил RusEnergy представитель сервисной компании, базирующейся в Мурманске. – Но уже летом стало ясно, что можно не торопиться. К сожалению, никакого реального движения в отношении морских проектов не происходит, заказов ждать не приходится».

Об ином, более коротком пути к шельфу не раз говорил министр природных ресурсов Юрий Трутнев. Он предлагал передавать лицензии не госкомпаниям, а международным консорциумам во главе с госкомпаниями, и спрашивать с них по полной программе за невыполнение обязательств.

Такой подход приветствовали бы не только подрядчики, но и, возможно, менеджеры российских госкомпаний, для которых выполнение заданий по освоению шельфа стало сложным испытанием. Но, видимо, должно пройти еще несколько бесплодных лет, прежде чем инициаторы действующей модели освоения шельфу окончательно убедятся в ее неработоспособности.

Юрий Когтев, RusEnergy






Вернуться в раздел

 




Избранное
"Будучи президентом компании «Росшельф», я настоял на том, что разрабатывать Штокмановское газоконденсатное месторождение должны мы, а не западные компании. Пусть это вначале обошлось дороже, но мы создали тысячи рабочих мест. Подняли и «Севмаш», в цехе которого мог бы поместиться храм Христа Спасителя".

Евгений Велихов, академик, о разработке Штокмановского месторождения (проект "Газпрома", Total и Statoil был заморожен в 2012 г., так и не начавшись).


Архив избранного









Диверсификация по-якутски: президент Якутии Егор Борисов о перспективах нефтегазовой отрасли в республике

Владимир Фейгин: глобальные сдвиги: как успеть за меняющимся газовым рынком

Всеволод Черепанов:
«Газпром» не теряет
надежды на крупные открытия