Авторизация
Логин:
Пароль:
Восстановление пароля
   



Новые книги

Сланцевая Америка. Энергетическая политика США и освоение нетрадиционных нефтегазовых ресурсов
В книге описаны и проанализированы перемены, происходящие в энергетике США в результате того, что получило название «сланцевой революции», дана оценка их воздействия на глобальные рынки.

Автор:  Николай Иванов

другие книги




Импортный оптимизм: верстая бюджет, правительство целиком полагается на зарубежные нефтяные прогнозы

23.11.2011

Полный текст статьи, опубликованной 23 ноября 2011 г. в газете «Коммерсант»


22 ноября ожидается окончательное утверждение проекта федерального бюджета России на 2012 год, рассчитанного исходя из целевой стоимости нефти Urals на уровне 100 долларов за баррель. Парадокс заключается в том, что страна, в которой бюджетные расходы более чем наполовину зависят от стоимости нефти, не тратит ни одного бюджетного рубля на разработку собственных моделей предсказания нефтяных цен, целиком полагаясь на экспертные оценки зарубежных коллег.

In Oil We Trust

В начале октября на заседании в Совете Федерации и.о. министра финансов Антон Силуанов объявил, что в случае, если средняя цена на российскую нефть в 2012 году окажется ниже 93 долларов за баррель, правительству придется сокращать финансирование новых программ и использовать остаток Резервного фонда (планируется, что к концу 2011 года он достигнет 1,6 трлн руб.).

Но такого падения чиновники не ждут. Минэкономразвития, которое отвечает в правительстве за макроэкономический анализ и снабжает государственные ведомства прогнозами, сохраняет в качестве официального базового (умеренно-оптимистичного) варианта прогноз с ценой нефти 97-101 долларов за баррель, сообщили RusEnergy в министерстве.

Нефтяные компании смотрят в будущее осторожнее. ЛУКОЙЛ заявлял о планах заложить в свой бюджет на 2012 год прогнозную цену на уровне 90-92 долларов за баррель. «Башнефть» сверстала бизнес-план на следующий год исходя из 90 долларов. После того, как во второй половине 2008 года цена на нефть меньше чем за шесть месяцев упала со 140 до 40 долларов за баррель, к любой эйфории на рынке российские нефтяники относятся подозрением. И, по признанию одного из топ-менеджеров, чувствуют себя уверенно только тогда, когда их прогнозная цена совпадает с прогнозной ценой Shell или Exxon.

Самостоятельно пытаются прогнозировать цены на нефть лишь независимые экспертные организации. Они предупреждают, что 2012-й может оказаться очередным кризисным годом, когда цена на нефть упадет гораздо ниже 90-долларовой отметки. Однако их прогнозам пока не готовы доверять ни министерства, ни нефтяники.

Отечество без пророков

Министерство экономического развития не строит собственных моделей для прогнозирования цен на нефть, предпочитая опираться на мнение профессионалов. «В своих оценках мы учитываем консенсус-прогноз крупнейших игроков нефтяного рынка, инвестиционных банков, международных экономических и финансовых организаций - таких как Международное энергетическое агентство, Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК), МВФ, Всемирный Банк, IHS Global Insight, Bureau van Dijk и других», - объяснили RusEnergy в Минэкономразвития.

При этом министерство особо не вникает в то, как создают свой прогноз международные эксперты. «Нефть – это биржевой товар, а для всех этих банков и организаций – важный объект инвестиций, поэтому у них, конечно, есть современные модели, которые работают в режиме реального времени, - объясняет сотрудник Минэкономразвития. - А мы нефтью не торгуем и не видим смысла в том, чтобы самим разрабатывать такие модели. Нам достаточно ориентироваться на консенсус-прогноз и некоторые свои расчеты по фундаментальным рыночным показателям».

Что касается энтузиастов, которые, по словам источника, десятками обивают пороги Минэкономразвития и пытаются продать каждый свою методику, то опираться на их прогнозы МЭР пока не готово. Сначала эти организации «должны быть признаны, заработать авторитет у специалистов», а уж потом их прогнозную цену ведомство включит в консенсус. И хотя никто из экспертов, признанных министерством, не сумел заранее предупредить о провале цен в 2008 году, сотрудник ведомства не видит в этом большой проблемы: «Кризис на то и кризис, что его никто не может предсказать».

Парад моделей

Все прогнозы начинаются с выявления темпов роста ВВП по миру в целом и по конкретной стране; далее прогнозируются численность населения и душевой прирост ВВП; эти данные ложатся в основу следующего этапа – прогноза энергопотребления и, в частности, потребления нефти. Затем подсчитывается потенциальный объем добычи нефти и выявляется соотношение между спросом и предложением. Это лишь та часть прогноза, которая отражает влияние фундаментальных факторов на нефтяные цены.

Но фундаментальными факторами не объяснить резкие перепады цен, обусловленные биржевым характером нефти – например, такие, как во второй половине 2008 года. Поэтому вся магия кроется во второй части любого специализированного прогноза, представляющей собой ретроспективный анализ фактических цен и попытку выстроить аналогичную кривую в будущем, опираясь на разрешение схожих ситуаций в прошлом, помноженное на анализ как долгосрочных, так и конъюнктурных факторов.

Именно в эту часть прогноза несколько групп российских ученых пытаются заложить алгоритм, который укажет на следующий «неожиданный» всплеск или падение цен на нефть.

Так, Межотраслевая группа экспертов (МГЭ) во главе с Валентином Поминовым анализирует качественный состав и процентное соотношение нерыночных сил, двигающих цену. Например, сравнительный вклад различных факторов в общий скачок мировой цены нефти на 38 долларов за баррель (используется маркер WTI), который имел место с января по июнь 2009 года, может быть выражен следующим образом:

«45% от этого прироста цена обязана спекуляциям, 25% - увеличению доли «замыкающей» нефти [финальные поставки нефти, без которых нельзя покрыть потребление, - RE] из-за ограничения экспорта ОПЕК, 20% - ожиданию скорого выхода из рецессии, 10% - ослаблению курса доллара», - пишет МГЭ в своей программной работе «Как обеспечить предсказуемость мировой цены нефти». Модель находится в процессе доработки и пока непонятно, как может меняться это процентное соотношение. Но если авторам удастся обнаружить более или менее стабильный состав «нерыночной», нефундаментальной составляющей цены – это будет значительный успех.

Подскажет Солнце

Особняком стоит нейронная модель Института энергетической стратегии (ИЭС). «У нас принципиально иной подход к моделированию, чем у зарубежных структур, которые не учитывают цикличность колебаний цены, то есть те изменения, которые обусловлены всей ее предысторией, – рассказывает директор института Виталий Бушуев. - Мы заметили, что через каждые 10-12 лет цены на нефть взлетали на несколько десятков процентов и потом падали». Доминирующими факторами, которые влияли на флуктуации, были каждый раз разные: военные конфликты, природные катаклизмы, отраслевые кризисы. Неизменным оставался цикл.

На вопрос, почему же цикл составляет именно 10-12 лет, Бушуев отвечает: «Вы будете смеяться, но это связано с солнечной активностью».

Как показало исследование ИЭС, каждые 10-12 лет солнечная активность достигает критического значения. При этом увеличивается напряженность общественной жизни, что выражается либо в военных конфликтах, либо в экономических кризисах, которые, в свою очередь, дестабилизируют цену на нефть. Трейдеры – и те подвержены влиянию Солнца.

«Использование именно такого подхода позволило нам спрогнозировать кризис 2008 года, - говорит Бушуев. - Мы уже в 2006 году говорили о том, что в 2008-м ожидается всплеск цен на уровне $140-150, а затем – резкое падение». Анализируя динамику солнечной активности в 2011 году, ИЭС вновь пришел к выводу о неизбежности стремительного роста цены, что должно непременно смениться коррекцией. А нейронная модель указывает на затяжное падение нефтяных котировок как раз в 2012-2013 годы.

Скорее всего, и эта модель несовершенна. Но трудно сказать, что для крупнейшего в мире экспортера нефти было бы лучше: выводить среднеарифметическую составляющую из прогнозов западных коллег, оказавшихся неспособными предсказать кризис, или ориентироваться по Солнцу, которое непостижимым образом подсказало авторам методики год обвала.

Если российские модели прогнозирования и дальше не будут интересовать чиновников и нефтяников, то у России, несмотря на то, что она контролирует 1/6 долю мирового нефтяного рынка, не появится собственного мнения о цене на нефть, своего голоса в хоре предсказателей. И нашим стратегам придется находить утешение лишь в афоризме руководителя одной из крупнейших нефтяных компаний, который изрек однажды: «Все прогнозы цен похожи друг на друга. Все они неправильные».

Наталья Тимакова, RusEnergy







Вернуться в раздел

 




Избранное
"Будучи президентом компании «Росшельф», я настоял на том, что разрабатывать Штокмановское газоконденсатное месторождение должны мы, а не западные компании. Пусть это вначале обошлось дороже, но мы создали тысячи рабочих мест. Подняли и «Севмаш», в цехе которого мог бы поместиться храм Христа Спасителя".

Евгений Велихов, академик, о разработке Штокмановского месторождения (проект "Газпрома", Total и Statoil был заморожен в 2012 г., так и не начавшись).


Архив избранного









Диверсификация по-якутски: президент Якутии Егор Борисов о перспективах нефтегазовой отрасли в республике

Владимир Фейгин: глобальные сдвиги: как успеть за меняющимся газовым рынком

Всеволод Черепанов:
«Газпром» не теряет
надежды на крупные открытия