Авторизация
Логин:
Пароль:
Восстановление пароля
   



Новые книги

Сланцевая Америка. Энергетическая политика США и освоение нетрадиционных нефтегазовых ресурсов
В книге описаны и проанализированы перемены, происходящие в энергетике США в результате того, что получило название «сланцевой революции», дана оценка их воздействия на глобальные рынки.

Автор:  Николай Иванов

другие книги




Ильдар Давлетшин, Дмитрий Михайлов: Российский ТЭК захлестнет волна слияний и поглощений

25.07.2012

Источник: "Ведомости"

Российская нефтегазовая отрасль вступает в третий этап развития. На первом этапе, на протяжении 90-х гг., в ней перераспределялись активы и создавались вертикально-интегрированные компании. На втором этапе, в первом десятилетии XXI в., основным приоритетом стало реальное развитие этих активов — так называемое «переустройство существующих объектов», которое привело к стремительному росту объема производства и огромным операционным прибылям. Теперь начался третий этап, вызванный необходимостью замены недорогих традиционных объектов добычи нефти и газа на суше гораздо более дорогостоящими и технически сложными объектами, расположенными на шельфе и в других удаленных районах.

К настоящему времени сформировался подходящий набор условий для трансформационной консолидации нефтяного сектора российской экономики. Текущее значение коэффициента цена-прибыль (см. график), которое, по нашим оценкам, составляет менее 5 для акций нефтяных и газовых компаний, отбрасывает этот сектор назад, к тому положению, в котором он находился в «нулевые» годы, когда началась предыдущая волна консолидации. Шесть лет занижения номинальной стоимости акций означает, что нефтегазовый сектор потерял около $500 млрд рыночной стоимости, что можно было бы компенсировать за счет консолидации.



К последним переменам, которые могут вызвать такое преобразование, относится корпоративный конфликт в холдинге ТНК-BP, который может привести к возникновению эффекта домино, результатом чего станет каскад консолидационных процессов в отрасли.

Изменение структуры собственности ТНК-BP становится все более вероятным, особенно если появится третий акционер, как это было предложено бывшим председателем правления Михаилом Фридманом, что немедленно повлечет за собой изменение баланса сил в пользу потенциального покупателя. В ответ на это конкуренты начнут раскупать оставшиеся на рынке активы, и весь сектор может захлестнуть целая серия слияний и поглощений. Россия стоит на пороге волны слияний и поглощений, похожей на ту, которая привела к трансформации мировой нефтяной промышленной 15 лет назад.

Так что же заставляет нас считать, что это время пришло? И какие именно условия, по нашему мнению, необходимы для того, чтобы волна слияний и поглощений в нефтегазовом секторе стала возможной — или даже неизбежной?

В первую очередь, необходима постоянная заинтересованность государства в увеличении своего присутствия в крупнейшем и наиболее важном секторе российской экономики. При этом следует учитывать, что государство контролирует лишь 30% добычи нефти в России. Возрастание контроля в нефтегазовом секторе означает укрепление бюджетно-налогового положения, а в конечном итоге — укрепление политической власти. Невозможно было бы выбрать более подходящий момент для увеличения доли государства в нефтяных и газовых компаниях: пятилетний период огромной недооценки на фондовом рынке, который вызвал один из самых крупных за все время разрывов между рыночной и стратегической стоимостью активов нефтяного сектора, создал возможность для того, чтобы вернуть эти потерянные $500 млрд.

Существует два возможных пути консолидации сектора. Лучше всего было бы позволить частным компаниям играть более заметную роль. В условиях жесткой конкуренции за ресурсы и капитал частные компании оказались бы вынуждены становиться более эффективными и прозрачными. Вызванная этим переоценка сектора от текущего значения коэффициента «цена/прибыль» 4,8 до более реального значения на уровне 7-8 обеспечила бы прирост капитала порядка $300 млрд. Повышение эффективности позволило бы также в среднесрочной перспективе увеличить коэффициент извлечения нефти и усовершенствовать технологии производства, а это означает рост налоговых доходов государства.

Второй, менее привлекательный вариант развития, может привести к тому, что на рынке останется два — три лидера вместо семи ведущих вертикально-интегрированных компаний, которые есть сегодня. При такой ситуации остальным компаниям будет трудно получать экономию от масштаба, но государство получит более непосредственный контроль над сектором. Такой вариант стал бы продолжением тенденции, наметившейся в начале «нулевых» годов. В то время как первый путь означает изменение направления политического развития, второй и более вероятный вариант представляет собой движение тем же курсом, который соответствует нынешней политике нового правительства.

Для инвесторов и тех, кто следит за развитием нефтяной отрасли России, партия в нефтяные шахматы уже начинается.




Вернуться в раздел

 




Избранное
"Будучи президентом компании «Росшельф», я настоял на том, что разрабатывать Штокмановское газоконденсатное месторождение должны мы, а не западные компании. Пусть это вначале обошлось дороже, но мы создали тысячи рабочих мест. Подняли и «Севмаш», в цехе которого мог бы поместиться храм Христа Спасителя".

Евгений Велихов, академик, о разработке Штокмановского месторождения (проект "Газпрома", Total и Statoil был заморожен в 2012 г., так и не начавшись).


Архив избранного









Диверсификация по-якутски: президент Якутии Егор Борисов о перспективах нефтегазовой отрасли в республике

Владимир Фейгин: глобальные сдвиги: как успеть за меняющимся газовым рынком

Всеволод Черепанов:
«Газпром» не теряет
надежды на крупные открытия