Авторизация
Логин:
Пароль:
Восстановление пароля
   



Новые книги

Сланцевая Америка. Энергетическая политика США и освоение нетрадиционных нефтегазовых ресурсов
В книге описаны и проанализированы перемены, происходящие в энергетике США в результате того, что получило название «сланцевой революции», дана оценка их воздействия на глобальные рынки.

Автор:  Николай Иванов

другие книги




Михаил Крутихин: Для кого «Газпром» собрался строить «Южный поток»? Для чужого дяди?

17.04.2013


Источник: "РБК daily"

Минэнерго поспешило опровергнуть появившиеся на прошлой неделе сообщения о том, что оно якобы готовит предложения о передаче долей «Газпрома» в проектах «Северный поток» и «Южный поток» неким другим компаниям. Но осадочек, как говорится, остался.

Предложения, якобы изложенные в черновике письма министерства Владимиру Путину, выглядят обоснованными. Российский газовый монополист действительно рисует утратить контроль над своими экспортными трубопроводами на территории европейских стран, если не уступит его заранее другим «дружественным» фирмам, напрямую с ним не связанным.

Европейцы любят рыночные отношения, обожают конкуренцию и не любят монополистов. Поэтому одним из ключевых моментов в их «третьем энергетическом пакете» стало требование обеспечить в системах транспортировки газа и электроэнергии unbundling, то есть разорвать цепочки производитель-поставщик-транспортировщик-продавец, когда одна и та же компания генерирует прибыль на всем ее протяжении (в случае с «Газпромом» — от скважины в Сибири до кухонной конфорки в Европе).

Имеет смысл посмотреть на то, например, что может произойти с «Южным потоком», в который уже начали вкладывать деньги на российской территории, где подрядчики закупают трубы и готовят площадки для строительства компрессорных станций. Цена вопроса немалая: вместе с так называемым южным коридором в России проект обойдется не менее чем в 50 млрд долл. — примерно как строительство олимпийских объектов в Сочи.

Проект должен добавить 63 млрд куб. м к годовой мощности уже имеющихся российских труб, которые идут в дальнее зарубежье. В прошлом году эти трубы с пропускной способностью около 250 млрд куб. м прокачали всего 112,6 млрд.

У «Газпрома» имеются твердые договоренности с отдельными странами, через которые должен пройти маршрут: Болгарией, Сербией, Венгрией, Словенией и Италией, плюс возможные отводы в Хорватию, Боснию и Герцеговину. На некоторые участки есть даже межправительственные соглашения. Вот только от Евросоюза согласия на создание трансевропейской сети нет. Отдельные участки можно строить, но соединить их вместе можно лишь в том случае, если вся система подчинится антимонопольным правилам ЕС.

А правила эти предписывают обеспечить при пересечении границ техническую возможность реверса. То есть если по той же трубе в случае необходимости пойдет чужой для «Газпрома» газ в противоположном направлении. Кроме того, система должна быть открыта для транспортировки газа других поставщиков: ее беспрепятственно смогут использовать, например, конкуренты — организаторы поставок из Каспийского региона или с Ближнего Востока. И, наконец, оператором такой системы должна стать не зависимая от поставщика компания. Правительство Болгарии, в частности, уже официально подтвердило, что свой участок газопровода оно полностью подчинит «третьему пакету». Спрашивается, для кого и для чего «Газпром» собрался строить «Южный поток»? Для чужого дяди?

В свете таких перспектив предложения Минэнерго передать долю «Газпрома» подставным фирмам, сохранив над ними российский контроль, могли быть отчаянной попыткой хоть как-то спасти положение. Однако проблему такой маневр не решает. С угрозой доступа конкурентов к этой инфраструктуре ничего не поделаешь.

Похоже, недавние инициативы Москвы расширить мощность «Северного потока» и маршрута через Польшу (эти инициативы уже были раскритикованы и отвергнуты польскими властями) были продиктованы как раз пониманием сомнительных ценностей «Южного потока». При этом надо понимать, что правила «третьего пакета» в конце концов доберутся и до маршрутов на севере.

Рано или поздно руководителям «Газпрома» придется выбирать: либо торговать газом по рыночным правилам, либо отстаивать монопольный контроль над газопроводами. Вопрос не просто стратегический, но даже политический. Хотя, конечно, решительный настрой европейцев особого выбора здесь не оставляет.




Вернуться в раздел

 




Избранное
"Будучи президентом компании «Росшельф», я настоял на том, что разрабатывать Штокмановское газоконденсатное месторождение должны мы, а не западные компании. Пусть это вначале обошлось дороже, но мы создали тысячи рабочих мест. Подняли и «Севмаш», в цехе которого мог бы поместиться храм Христа Спасителя".

Евгений Велихов, академик, о разработке Штокмановского месторождения (проект "Газпрома", Total и Statoil был заморожен в 2012 г., так и не начавшись).


Архив избранного









Диверсификация по-якутски: президент Якутии Егор Борисов о перспективах нефтегазовой отрасли в республике

Владимир Фейгин: глобальные сдвиги: как успеть за меняющимся газовым рынком

Всеволод Черепанов:
«Газпром» не теряет
надежды на крупные открытия